Приветствуем Вас, ?!
Среда, 27 Сентябрь 2017

Жизнь без тебя - Форум

Страница 1 из 11
Форум » Code Geass: Lelouch of the Rebellion » Библиотека фанфиков » Жизнь без тебя (Мой фанфик по Code Geass)
Жизнь без тебя
Сообщение # 1
5
Группа: Бубны
Сообщений: 38
Пол: Женский
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Жизнь без тебя
Автор: я)
Персонажи: Лелуш/Юфи, Сузаку/Юфи+их дети - Юки и Акира Куруруги; Ллойд/Милли, Нина/Юфи, Лелуш/Карен (намеками); Сесиль, Корнелия, Гилберт, Шнайзель, Чарльз (упоминаются)
Рейтинг: R

Я один виноват во всем (Лелуш/Юфи)

Заканчивался март. Юноша с короткими темными волосами и огромными пронзительными глазами подошел к могиле, на которую при каждом порыве ветра осыпались нежные лепестки цветущей вишни. На ее надгробии было просто написано: "Здесь покоится Юфемия Британская". Далее под этой надписью были стихи:

Когда-то мы в шутку
Пытались представить на миг,
Что станется, если
Умрет один из двоих.

А ныне все это
Я пережил наяву:
Тебя уже нету,
А я вот еще живу.


Лелуш закусил губу, чтобы не застонать от мучительной боли, заполонившей все его сознание. Почему?! Почему именно здесь, словно в укор ему, цветет сакура?! С недавних пор он стал ненавидеть розовый цвет. Никто не понимал, почему он разлюбил столь любимое им ранее занятие, как смотреть на закаты и рассветы, а, между тем, ему стала непереносима эта игра красок, плавно и беспощадно переходящая из нежности в алый багрянец, напоминавшая ему тот день, который он никогда не сможет забыть. Кровь на жемчужной коже, на прекрасных длинных волосах, заплетенных в оданго, на порванном платье, сиреневые глаза, светящиеся тем сиянием, которое заметно лишь ему одному... Растерянная улыбка, в которой отражается отчаянная решимость - убить, убить, во что бы то ни стало!..

..Он не знал, что она была на 28 неделе беременности. Хотя пуля не попала ей в сердце, она задела жизненно важные органы, и у нее начались преждевременные роды. Она не умерла сразу, но, промучившись несколько часов, родила Сузаку близнецов.

- Нет... - прошептал он, увидев, как девушка, схватившись за живот, тихо застонала и осела на пол.
- Принцесса Юфемия! Вы в порядке?! - подбежал к ней один из охранников. - Зеро, мразь!.. Окружить его! Взять его в плен, живым или мертвым!! Вице-наместница, пожалуйста, потерпите! Помощь скоро прибудет!
Ему оставалось только смотреть, как они бережно положили ее на носилки и куда-то унесли. Все происходящее казалось каким-то кошмарным сном, от которого не очнуться.
- Что нам делать, Зеро? - подбежала к нему Карен. Он посмотрел на нее отсутствующим взглядом. - Мы ждем Ваших приказаний! - Ее голос приказывал ему стряхнуть с себя шок и вернуться к жестокой реальности, от которой он сейчас хотел бы отречься, заставлял жить и страдать, медленно прокручивая в мозгу раскаленные дорожки, быстро заполнявшиеся кровью. Он схватился за голову и заскрежетал зубами. - Зеро!.. - Сейчас ему нестерпимо хотелось ударить ее, но он не мог сделать этого.
- Отступаем! - крикнул тот срывающимся голосом. - Нам больше нечего здесь делать!
- Вы слышали это? - повернулась она к другим. - Всем отступить!
"Прости, Юфи! Прости, что не смог уберечь тебя от Гиасса!.. Это был единственный выход... Прощай!"


- Прости, Сузаку!.. Своими руками я разрушил ваше и свое счастье! - он плакал, не сдерживаясь, не боясь, что его кто-то может увидеть: ему было все равно. По подбородку лениво сочилась теплая струйка крови из прокушенной губы, медленно засыхая и стягивая кожу тонкой корочкой, но он ничего не чувствовал - вновь открывшаяся рана в сердце не давала ему покоя. Он до безумия любил ее, хотя и понимал, что его чувства останутся безответными. - Я знаю, вы никогда меня не простите, но вы были и будете для меня одними из самых дорогих мне людей!..

Он долго рыдал на ее могиле и все никак не мог выплакаться - слезы потоками заливали его лицо, и он потерял ощущение времени. Наконец, он медленно встал и, шатаясь, пошел к себе - думать о боли, что причинял близким и казниться тем, что ничего нельзя вернуть, а ведь ему еще предстояло выдерживать и не такие удары судьбы... Но он смирился с тем, что в этом мире невозможно прожить без страданий. Принимая на себя все, что мог, он никогда не думал о себе, а только о других. Трудно было поверить, что этот человек, что только что проливал слезы на чьей-то могиле, и есть беспощадный к врагам Зеро... Подул легкий весенний ветерок, и крохотные розовые лепестки устремились
вслед за ним. Несколько из них случайно запуталось у него в волосах. Он машинально поднес руку к голове и отбросил несколько прядей назад. Увидев на своей ладони несколько хрупких кружочков, он сжал их в кулак, а затем с силой отбросил прочь от себя, тихо и горько произнеся:
- Прощай, Юфи... Если ты меня слышишь, то, пожалуйста, не вспоминай обо мне на небесах! Мне нет прощения, чем бы я тогда ни руководствовался!.. Может быть, на самом деле я просто ревновал тебя к своему лучшему другу, был не в силах принять то, что вы изменились?.. Какой я эгоист! Я до сих пор не могу забыть вас, и где-то в глубине души нахожу отраду лишь в одних этих воспоминаниях... Если это не так, то почему я прихожу сюда?! Мне все равно, что мы родственники, - от этого только больнее сознавать свою бесконечную неправоту, и почему-то именно от этого я еще сильнее люблю тебя, хотя и не должен ничего к тебе испытывать! Почему ты преследуешь меня?! Оставь меня, пожалуйста! Я больше не могу так жить! Мне нужно идти вперед, не оглядываясь в прошлое!.. Забудь меня, - только об этом я сейчас прошу тебя, об этом молюсь все время! Ты же выбрала его... Ты оставалась с ним до конца, что бы ни случилось! Так почему же любила меня?! Почему ты, узнав, кто я, не отвернулась от меня? Я не понимаю этого...

Печальный ангел (Сузаку/Юфи)
- Папа, ссади Юки! - теребил за одежду Сузаку его сын, которому едва исполнился год. У него были зеленовато-сиреневые глаза и такие же, как у отца, каштановые волосы, только чуть светлее. Сейчас он сгорал от зависти к сестре, которую тот посадил к себе на плечи.
- Хочу кататься! - заявила девочка и незаметно показала брату язык.
- А Юки корчит рожи! - незамедлительно наябедничал он.
- Хватит ссориться, - спокойно произнес Куруруги. - Сегодня особенный день. Мы идем к маме...

Дети тут же замолчали, смущенно потупясь. Юноша с нежностью и затаенной болью поглядел на них: дочь унаследовала от матери цвет волос, но у нее они чуть светились на солнце золотом, а глаза были светло-сиреневые и с ярким изумрудным колечком вокруг зрачка. При них нельзя плакать, но он чувствовал, что вряд ли сможет сдержаться, как только они придут на могилу Юфи...
- Правда, что мама была принцессой? - тихо и робко спросил Акира.
- Да, сынок... - грустно улыбнулся Сузаку. - Я был ее рыцарем. Она была самой красивой и доброй на свете, и я любил ее больше жизни, но в один прекрасный день она!..
- Не плачь, папа! Мы с тобой! - горячо крикнул мальчик, прижимаясь к нему. Юки шмыгнула носом, но, справившись с собой, сказала, желая хоть как-нибудь разрядить обстановку:
- Мы пришли...

...Он опустился перед могилой на колени и заметил на ней небольшой букет из камелий. "Опять он..." - сжав кулаки, подумал зеленоглазый.
- Откуда эти цветы? - поинтересовалась дочь.
- Я не знаю, милая... - солгал он. - Вероятно, есть еще кто-то, кто любил ее...
- Кто же это? - озадаченно проговорил Акира и, не встретив ответа, продолжал смотреть на нежные цветы, аккуратно положенные у надгробия. Сузаку не отвечал, погрузившись в воспоминания, еще слишком яркие и болезненные. В то время, когда она была еще жива...

Воспоминание 1. Розовый сад
Сегодня Юфи в очередной раз встретилась с сестрой. Сузаку тяжело вздохнул: почему-то он чувствовал, что разговор между ними будет не из приятных.
- Сэр Куруруги! Можно попросить Вас оставить нас наедине? Нам нужно кое-что обсудить! - ледяным тоном произнесла Корнелия, в котором не было ни малейшего оттенка симпатии по отношению к парню. Он молча повиновался, и женщина облегченно вздохнула. - Наконец-то твой рыцарь не будет мозолить нам глаза...
- Почему, сестра? - наивно спросила девушка и испугалась. Однако та словно не слышала ее:
- Я хотела бы поговорить с тобой именно о нем. Почему ты выбрала его? Он же!..
- Для меня важна не расовая принадлежность, а то, как человек исполняет свои обязанности! - крикнула розововолосая и осеклась. Корнелия холодно усмехнулась:
- Юфи, ты забываешь, что он может нарушить их... Но куда больше меня волнует то, что ты проявляешь к нему некоторые чувства! - проницательные фиолетовые глаза впились в лицо сестры, не давая ей отвести взгляд, и та покраснела. - Вот видишь, тебе нечего возразить. Именно поэтому я
сейчас так тревожусь за тебя...
- Неправда! - неожиданно для себя выпалила Юфемия. - Ты ошибаешься!
- В чем же? - иронично усмехнулась та. - Я видела, как ты вздрогнула, когда я попросила его уйти!
- Ну и что?! Мне было холодно!
- Он не принц! - уже не сдерживаясь, крикнула Корнелия со слезами на глазах. - Ты должна понимать, что он будет не единственным твоим рыцарем!..
- Я знаю это, но я доверяю людям! Пожалуйста, давай говорить о чем-нибудь другом...

Мало-помалу конфликт угас, но неприятный осадок после встречи все равно остался в душе каждой из принцесс. "Я докажу, что ты не права, сестра!" - со злостью подумала Юфи и сама удивилась себе.
- Прости, я слышал ваш разговор... - раздался виноватый голос юноши, незаметно подошедшего к ней. - Это правда?..
- Что?! - вспыхнула она. - Ты подслушивал?!
- Нет! - вскрикнул он, замахав руками. Ее глаза наполнились слезами, но она усилием воли сдержала их и тихо сказала:
- Оставь меня в покое!
- Почему?! - вырвалось у него. - Я беспокоюсь за тебя!
- Я сказала, отстань от меня! - крикнула принцесса и хотела убежать, но он удержал ее за руку:
- Что подумают другие, когда увидят, что ты возвратилась в дворец без меня?
- Пусти! Что ты себе позволяешь? - она попыталась вырваться, но он держал ее крепко и в то же время мягко, и та разрыдалась.
- Не плачь, пожалуйста! - раздался срывающийся голос ее рыцаря, и тот
крепко обнял ее. - Я... я люблю тебя! Я не стою ни одной твоей слезинки!..
- Дурак! - вскрикнула та, ощутив, как мгновенно залилась краской до корней волос, с силой вырвалась от него и куда-то убежала. Тот не пытался остановить ее, с болью смотря ей вслед. Зачем он только ляпнул это?! Он недостоин ее! Они не ровня! Как он может на что-то надеяться?! Он не имеет права навязывать ей свою любовь! Корнелия права - никакой он не принц, и даже то, что он является личным рыцарем ее сестры, не в силах ничего изменить!..

Он уселся на скамью, уставился перед собой невидящим взглядом и просидел так до самого вечера, пока не подул холодный ветер, заставив его подняться и поплестись во дворец. А что ему еще оставалось делать? "Надо немедленно извиниться перед ней... - грустно подумал Куруруги, останавливаясь перед дверьми, ведущими в ее комнату. - Вот только я не представляю, какие слова подобрать, чтобы не ранить ее еще больше!.. Но если я буду медлить, то станет только хуже!" Глубоко вдохнув и выдохнув, он тихо кашлянул, чтобы придать себе уверенности, и негромко постучался.
- Кто там?
- Это я, Сузаку...

Воспоминание 2. Смятение чувств
- Чего тебе надо? - она поразилась своему срывающемуся голосу. "Нет!.. Неужели сестра права?.. Я его?.. Почему так бьется сердце? Почему?! Он всего-навсего мой рыцарь!.." Застыв у дверей, девушка прижала руку к груди, напряженно прислушиваясь. Почему ей вдруг стало небезразлично, что он ответит?! Это все из-за того разговора с Корнелией... Она ищет в Сузаку поддержку, и ничего более!..
- Я хотел извиниться... - помолчав, ответил тот.
- Тебе не за что извиняться! - тихо проговорила Юфи, ощутив, как где-то, глубоко внутри груди разливается болезненная пустота. - Корнелия очень сильно беспокоится за меня... Прости нас!..
- Вот как... Я понимаю... - голос Куруруги был полон скрытой горечи, и от этого ей стало почему-то еще больнее. - Ладно, я...

- Не уходи! - крикнула принцесса, распахивая двери. Он остановился, избегая ее взгляда. - Я хотела... - начала она, мучительно пытаясь сменить тему беседы. - В общем, скоро будет бал по случаю дня моего
рождения. Ты ведь придешь? "Опять я не то говорю! - ругала она себя. - Разве он сейчас думает об этом?!"
- Конечно... - через силу улыбнулся рыцарь. - Я просто обязан это сделать!
- Спасибо, Сузаку! - нежно улыбнулась она в ответ. - Прости, сейчас я хочу побыть одной...
- Хорошо, - кивнул он.

Оставшись одна, Юфемия поймала себя на мысли, что это ее ничуть не радует. Невольно всплыли в памяти нежные объятья юноши, прикосновения его рук к ее спине, плечам, шее, волосам, его бесконечно теплые пальцы... Она помотала головой, стараясь отбросить непрошеные воспоминания, но они были слишком яркими - упрямое подсознание все равно возвращалось к ним, причиняя какое-то странное удовольствие с оттенком горечи. Не об этом ли она всегда мечтала в глубине своей души?.. С самого первого момента их встречи у нее мелькнула мысль - как было бы хорошо, если бы она не была принцессой... Она всегда хотела быть обычной девушкой, но осознала это только рядом с ним.

- Все-таки ты ошибаешься, сестра... - прошептала она, уже не веря в то, что говорит. В комнате медленно сгущались сумерки, делая очертания вещей мягкими и размытыми, отливающими еле заметной прозрачной голубизной. На ослепительно белую стену упал нежный отсвет заката, окрашивая ее в золотисто-розовый. Внезапно девушка поднялась с кровати и тихо выскользнула из комнаты, притворив за собой дверь. Оказавшись в коридоре, она оглянулась по сторонам и, убедившись, что никого нет, быстро и бесшумно спустилась в сад. Увидев вдалеке знакомый силуэт, она завернула за угол живой изгороди и стала идти по тропинке, слегка пригнувшись, скрытая с одной стороны высокими розовыми кустами, а с другой - сплошной зеленой стеной.

Сквозь марево желтых, белых, розовых и алых бутонов всех форм и оттенков ей была хорошо видна фигура Куруруги, залитая мягкими лучами закатывающегося солнца. Он достал ее фотографию и стал печально смотреть на нее. "Откуда у него мое фото? - поразилась Юфи, подкрадываясь поближе и постепенно забывая об осторожности. - Интересно, что он говорит?" - подумала она, изо всех сил прислушиваясь к его прерывающемуся шепоту, еле различимому в шелесте листвы и ленивом стрекоте сверчков, уже начинающих свою вечернюю песню, струящуюся чистым серебряным ручейком в медленно холодеющем воздухе.

- Что я могу сделать для тебя, Юфи? Я ведь вижу, что ты страдаешь! Это все - только моя вина! Все эти полеты на "Ланселоте", борьба с Зеро и его сторонниками, вечные сражения... Я пытался подавить свои чувства, но от этого они только возросли! Когда тебя нет рядом, все кажется бессмысленным... Что бы я ни сделал, чего бы ни добился, каждый раз, когда я оказываюсь наедине с собой, я задаю себе один и тот же вопрос: разве мне нужно это? Разве в этом состоит счастье человека?! Ведь каждый имеет право на свой собственный крохотный лучик счастья!.. Для меня это - ты, Юфи! Мне ничего больше не нужно в этой жизни! Даже просто быть с тобой - уже такое блаженство, какого я никогда раньше не испытывал... Я и не представлял, что смогу так отчаянно и верно полюбить, найти смысл жизни и средоточие мира в одном единственном человеке! Поймешь ли ты меня? Но, если даже это и случится, даже если я и добьюсь взаимности, разве у такой любви есть будущее?! Я - японец, ты - британка. Я - сын премьер-министра Японии, ты - Третья Принцесса Британской Имперской семьи... Между нами непреодолимая пропасть, и через нее никогда не протянется мост!..

Сузаку как подкошенный рухнул на траву и зарыдал. Юфемия замерла, боясь пошевельнуться и выдать себя. Он так любит ее... Почему же она раньше этого не понимала? Даже когда он признался ей в своих чувствах, она все равно не смогла понять его, но сейчас в ней поднялась острая жалость к нему, перемешивающаяся с нарастающей нежностью. Вдруг над ее головой низко пролетел шмель, и его громкое жужжание, раздавшееся в хрустальной тишине, изредка прерывающейся рыданиями юноши, ужасно испугало ее. Она резко взмахнула рукой и случайно сбила насекомое на землю, тут же бестолково забившееся невдалеке. Но куда более сильно напугало ее то, что она впопыхах задела одну из веток розового куста, в котором укрылась, и та стала медленно раскачиваться в воздухе, уронив на землю несколько лепестков. Куруруги мгновенно обернулся на звук, и принцесса в страхе зажала рот, заметно спав с лица. "Только бы он меня не заметил!" - отчаянно молилась она, чувствуя, как все расплывается перед глазами, а голова начинает кружиться. Тот подошел к "месту преступления", медленно поднял с чуть примятой травы один лепесток и внимательно взглянул на него.

- Порыв ветра?.. - недоуменно произнес он, озираясь вокруг. Он был так близко... "Уходи отсюда! Тебе нечего здесь делать! Тебе просто показалось, вот и все!" - мысленно приказывала Юфи, стараясь не дрожать, но это было непросто. Постояв так минут пять, он медленно повернулся и пошел дальше, напоследок растерянно оглянувшись туда, где спряталась сгорающая от стыда девушка. Когда он ушел достаточно далеко, она весьма осторожно выбралась из своего "укрытия" и побежала в свои покои, ощущая, как пылает ее лицо.
"Зачем тебе только понадобилось следить за ним?! - беспрестанно укоряла она себя. - Еще бы чуть-чуть, и!.. Что бы ты сказала, если бы он тебя обнаружил, а?! Как теперь смотреть ему в глаза?! Какой стыд! Но все-таки, - вмешался вдруг ехидный внутренний голос, - откуда у него твоя фотография?.. Кто ее дал ему и, главное, когда и зачем? Нет, нет! - решительно оборвала она себя. - Я не должна об этом думать! Подумаешь, фото! Гилберт, наверно, тоже хранит у себя фотографию Корнелии... Господи, прости меня за такие мысли! Какая я ужасная! Но ведь в этом нет ничего плохого... Нет, нет! Лучше сейчас задуматься о предстоящем бале... Так, что мне надеть? Кого еще пригласить, кроме него? Сейчас посмотрим..."

Мало-помалу она успокоилась и почти забыла о случившемся, сидя за столом и увлеченно составляя список важнейших дел, которые надо было сделать в самое ближайшее время. Новое перо легко и изящно приплясывало на бумаге, аккуратно и быстро выводя на ней тонкие темно-фиолетовые строчки, ровными ниточками заполнявшими сияющую белизну листов. Задумавшись, она вывела на уголке одного из них "Куруруги Сузаку". Заметив это, тут же покраснела, торопливо зачеркнула написанное несколькими длинными линиями, но затем нахмурилась, недовольная результатом: ей казалось, что злополучная надпись все равно отчетливо различима. Раздраженно фыркнув, она размахнулась, забросила лист в камин и успокоилась только тогда, когда он сгорел полностью и распался в пепел на пылающих жаром поленьях. "В следующий раз смотри, что пишешь! - пожурила она себя. - А если бы кто-то увидел этот лист?! Ладно, не будем отвлекаться... Так, на чем я остановилась? А, гости..." Вновь с головой погрузившись в предпраздничные хлопоты, она сосредоточенно склонялась над столом, но порой, вспомнив о событиях этого дня, вздрагивала и едва удерживалась от того, чтобы не заплакать. Отчего? Она и сама не знала, но зарождающееся чувство в ее душе уже разрасталось и властно пускало корни в ее сердце, еще слабые, но крепнущие день ото дня, переплетаясь с его сердцем, зовущим ее к себе...

Воспоминание 3. Бал
И вот наконец-то наступил тот самый день... Юфи не находила себе места, дожидаясь вечера. Раньше ей было довольно скучно на подобных мероприятиях, но сейчас все изменилось. Она ждала начала праздника с нарастающим волнением, перемешивающимся с какой-то острой радостью. Неужели это только от того, что он будет с ней?.. Неужели она и вправду?..

А тем временем Сузаку, про себя скрипя зубами, выслушивал наставления Ллойда, от которого ничто не могло укрыться. Сегодня заткнуть его не представлялось возможным. Самое обидное, что Сесиль тактично ушла, видимо, будучи полностью согласна с ним.
- Имей в виду, дорогой ты наш, - поучал юношу граф, - если она будет танцевать с тобой, это еще не означает, что она к тебе что-то чувствует! Держи себя в руках, не подавай виду, что ты в нее влюблен, и не вздумай ревновать ее к другим! Понял?..
- С каких это пор Вы стали таким серьезным? - усилием воли держа себя в руках, иронично поинтересовался Куруруги.
- Это все для твоего же блага, - слегка обиделся Асплунд. - Ладно, я пошел! Мне надо встретиться с Милли!

С недавних пор Ллойд начал жутко раздражать его, беспрестанно приставая с расспросами в своей обычной манере, тогда как бедному рыцарю хотелось, чтобы его все оставили в покое и не мешали думать о любимой. Но что он мог поделать? Тренироваться на "Ланселоте" все равно необходимо, чтобы поддерживать себя в форме и не ослаблять синхронизацию с ним. В такие моменты он призывал на помощь все свое свое самообладание, чтобы заставить себя не думать о принцессе и сосредоточиться только на самом важном, и пока это успешно получалось...

Вечерело. В лесу, что начинался недалеко от дворца, уже пробовали петь соловьи - еще довольно робко, но с каждой минутой все увереннее и громче. Юфемия хотела устроить празднество под открытым небом, в середине того самого розового сада. В его центре было достаточно места, чтобы расставить там внушительное количество столов, и после этого осталось бы еще немало пространства для танцев - столько, что люди могли передвигаться как угодно быстро, при этом нисколько не задевая одеждой кусты и низко висевшие ветки деревьев, на которых уже развесили вырезные фонарики, приветливо светящиеся в наступающих сумерках и создающие особую чарующую атмосферу. В небольшом прудике с кувшинками плавало несколько небольших свечей, источающих мягкий приятный аромат, легкой ненавязчивой дымкой висевший в воздухе. Также принцесса придумала интересную идею: когда появлялся новый гость, ему вручали бумажный фонарик синего или красного цвета, на котором золотистой краской были написаны его инициалы, и он отпускал его в небо. Так, по количеству огоньков, плавающих в воздухе, каждый, кто еще не успел добраться до места, где собирались гости, мог примерно представить себе, сколько людей там уже находится. Это было вполне в духе романтичной и изобретательной Юфи, так что никто этому особо не удивлялся. В конце концов, она еще могла позволить себе побыть чуть-чуть несерьезной...

Люди все прибывали, но бал нельзя было открывать без главных гостей, которых она ждала нетерпеливее всех. Виновница торжества была одета в белое платье со светло-розовыми кружевами, оставляющее плечи открытыми. В ушах у нее были серьги из розового жемчуга, на шее - точно такое же ожерелье из жемчужин, которым не было цены, на указательном пальце правой руки - небольшое кольцо. В ее прекрасных волосах красовалась белая камелия. Все это удивительно шло ей, делая ее похожей на ангела.
- Смотрите, принцесса! - крикнула одна из особо востроглазых фрейлин, показывая в небо. Там медленно поднимались в воздух несколько фонариков. Сердце девушки забилось от волнения. Она схватила подзорную трубу, поданную слугой, и стала напряженно всматриваться.
- Это они... - облегченно выдохнула она, стараясь скрыть безумную радость, охватившую ее. На фонариках королевских особ был нарисована маленькая корона, чтобы они отличались от других. Из небольшой группки, представшей ее взору, было два таких - синий обозначал Шнайзеля, а красный, соответственно, - Корнелию. Чарльз, к ее сожалению, явиться не захотел или почему-то не смог, послав телеграмму с извинениями и поздравлениями. Но это легкое огорчение рассеялось, когда она увидела еще один огонек, при виде которого ее душа затрепетала. Изящные буквы "К. С." красноречивее всего говорили, что он не нарушил обещания...

Через несколько минут Сузаку в сопровождении Ллойда и Сесиль медленно подошел к ней, стараясь удержать на лице почтительную улыбку. Сегодня он сменил одежду рыцаря на черный костюм с белоснежной сорочкой и серо-голубым галстуком. Блондин незаметно наступил ему на ногу, но тот не остался в долгу, так же украдкой показав ему за спиной кулак. Заметив это, брюнетка вздохнула, подумав про себя: "Нет, они просто как дети сейчас, право слово!"
- Здравствуй, мой рыцарь, сэр Куруруги Сузаку, - церемонно, как предписывалось правилами этикета, произнесла Юфемия, изящно подав ему руку для поцелуя. - Рада видеть тебя на моем празднике! Спасибо, что принял мое приглашение!
- Как я мог отказаться, моя принцесса! - галантно воскликнул юноша, опустившись на одно колено и поцеловав ей руку, задержав ее в своей ладони ровно столько, сколько позволяла ситуация - всего какие-то мгновения, чуть-чуть длиннее, чем требовалось бы, но это не выходило за рамки приличий. - Это было бы крайне невежливо по отношению к Вам! Ваша красота затмевает своим сиянием всех, кто здесь присутствует! - добавил он, понемногу вживаясь в роль светского человека.
"Пока все идет нормально... - подумал Асплунд, наблюдавший за всем этим. - А он хорошо держится! Что же, надеюсь, что так будет и дальше..."

Когда губы зеленоглазого коснулись кожи Юфи, та внутренне вздрогнула и тут же одернула себя: "Не смей! Это всего лишь приветствие! Нельзя придавать этому столько значения!" Это не ускользнуло от его внимания, и он почувствовал, как еле заметно дрожат ее пальцы, отчего-то казавшиеся ледяными. "Что это с ней?.. - в волнении подумал он, отойдя от нее и встав неподалеку, ожидая главного момента, к которому все шло. - Мне показалось, или ей неловко рядом со мной?.. Что это за странное чувство?! Почему я вдруг подумал, что знаю ее мысли? Боже, какая глупость! Я слишком много себе нафантазировал..."

Тем временем, она уже поприветствовала Шнайзеля, ведущего под руку Нину в нежно-сиреневом шелковом вечернем платье, украшенном мелким белым жемчугом. В ее темных волосах, сегодня собранных в высокую прическу, был какой-то причудливый цветок фиолетового оттенка в тон платью и туфелькам, а в ушах висели аметистовые серьги в серебряной оправе. На ее шее был маленький кулон из того же гарнитура, и тоненькое серебряное колечко с тем же аметистом на одном ее пальце дополняло ее образ, создавая впечатление воздушной хрупкости. Она робко оглядывалась по сторонам, не решаясь что-либо сказать. Ей было явно не по себе рядом с Белым Принцем, и это льстило ему, хотя он и не показывал этого. Вообще, если бы не возможность увидеть Юфи, Нина вежливо отказалась бы, но она понимала, что говорить об этом не следует. Следом пришла и как всегда спокойная Корнелия, рядом с которой шел Гилберт, не отставая от нее ни на шаг и преданно глядя на нее. Увидев своего кумира, Нина просияла, и принц рассмеялся, заметив, как девушки обрадовались встрече, отчего его застенчивая спутница мгновенно покраснела и с робким укором взглянула на него.
- Простите, мисс Эйнштейн! - с улыбкой произнес мужчина. - Я не хотел Вас обидеть!
- Ничего, премьер-министр... - смутилась она.
- Просто, Шнайзель, - проговорил тот, беря ее под руку. - Давай хоть сегодня будем общаться нормально! Тебе необходимо развлечься!
- Что Вы, сэр!.. - отчаянно вскрикнула Нина, не зная, куда и деваться от смущения. На этот раз не удержалась от смеха Юфемия, и та, сначала удивленно взглянув на нее, засмеялась сама, и уже через несколько минут она уже увлеченно болтала с Милли, ненадолго отошедшей от Ллойда. Подруга тоже была роскошно одета: открытое зеленое платье с черными кружевами, туфельки чуть более светлого оттенка, чем наряд, берилловые серьги и колье, и белая лилия в волосах.

- Отлично выглядишь, Нина! - улыбнулась блондинка. - Не стесняйся и веселись - ведь сегодня такой чудесный вечер!
- Я знаю, но мне как-то непривычно... - потупилась та. - Я чувствую, что мне здесь нет места...
- Неправда! - горячо воскликнула Миллай. - Не накручивай себя... Все будет хорошо, уверяю тебя!..

- Пора открывать бал... - тихо сказала Юфи, подойдя к Куруруги и подавая ему руку.
- Да... - еле слышно прошептал тот в ответ.
Когда их пальцы вновь коснулись друг друга, он вновь ощутил, как она дрожит. Одна его рука легла ей на талию, другая крепко сжала ее теплеющую ладонь. Зазвучала музыка, и они закружились в медленном вальсе, бесконечно романтичном и зачаровывающем. Они летели, ничего не замечая вокруг - два ангела, которые вновь обрели ранее подрезанные крылья, две души, что наконец-то нашли себя в этом мире. "Только бы не покраснеть..." - одновременно пронеслась в их головах стремительная мысль, тут же бесследно пропавшая. Далекие трели соловьев, шорох волос девушки, в которых покачивался нежный цветок, издающий тонкий запах, нежные вздохи музыкальных аккордов - все казалось им идеальным и невероятно прекрасным. Колдовство этого вечера властно захватило их в cвои объятья, заставляя позабыть обо всем. Сейчас не надо было ни о чем задумываться - просто следовать за своим партнером в танце туда, куда он зовет тебя, подчиняться его рукам, слегка задыхаясь от волнения, переполнявшего душу. Сузаку чувствовал то же самое - не менее остро и глубоко, чем она, и влюблялся сильнее, видя сияние ее чудесных фиалковых глаз, обрамленных длинными пушистыми ресницами, волшебную улыбку на разгоревшемся от удовольствия лице, ощущая шелк ее прядей, иногда касающихся его лица... Им хотелось, чтобы этот танец длился вечно.

Когда музыка смолкла, он все еще держал ее руку в своей, еще не очнувшийся от очарования. Первой стряхнула с себя замешательство принцесса:
- Прости, Сузаку, - сказала она, улыбаясь. - Я хотела бы потанцевать и с другими... Ты не против?
- Конечно, нет! - улыбнулся тот, тщательно скрывая грусть в голосе. Заметив это, она добавила, положив ему руку на плечо:
- Не беспокойся, я не забуду о тебе! Подождешь немного, хорошо?
Он кивнул, сразу просияв. Напоследок одарив своего рыцаря сказочной улыбкой, от которой тот едва не потерял голову, девушка подошла к Шнайзелю:
- Потанцуем, брат? - непринужденно спросила она. - Мы ведь так редко видимся...
- Хорошо, Юфи, - согласился тот.

Куруруги наблюдал за ними, разговаривая с Сесиль, и к нему подошел Ллойд с бокалом красного вина в руке.
- Самоконтроль, Сузаку, - напомнил он. - Самоконтроль.
- Вам не кажется, что это уже слишком? - вспылил тот. - Идите занимайтесь своими делами! Я как-нибудь без вас разберусь!
Круми укоризненно покачала головой:
- Может, хватит уже? Вы очень глупо выглядите - что один, что второй!
Но все ее увещевания были напрасны. Асплунд обиженно развернулся и ушел к своей невесте, всем своим видом говоря: "Разбирайтесь, как вам нравится - я хотел, как лучше!" Жертва его заботливости повернулась в другую сторону и прошествовала к столу, как можно дальше от него и поближе к тому месту, где Юфемия танцевала со своим старшим братом. Нет, конкретно к нему он не ревновал, но вот с другими вопрос стоял совершенно иначе. Хотя он и понимал, что бессмысленно мучиться от того, что она разговаривает или вальсирует с другим, но сердце не желало слушать доводы разума. Оно не могло перестать болеть ею, несмотря ни на что... А люди беззаботно смеялись, и в ветвях деревьев пели птицы, и догорал закат - один из самых красивых и печальных закатов в его жизни. Но он и представить себе не мог, что в его жизни будут дни куда ужаснее, чем этот. Безответно влюбленному всегда кажется, что хуже его положения быть просто не может, и поэтому он не может предвидеть будущее, считая, что у него его просто нет. В этом и заключается извечная трагедия безнадежной любви...

От автора: Фанфик не закончен, скоро добавлю новые части
Сообщение отредактировал Mikaru-san - Вторник, 02 Июль 2013, 23:10
   
Сообщение # 2
5
Группа: Бубны
Сообщений: 38
Пол: Женский
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Воспоминание 4. В перерывах между танцами
Бал продолжался. Когда Ллойд увидел Нину, у него заметно повысилось настроение. Она тоже узнала его и поспешила к нему.
- Здравствуй, Нина! - поздоровался он. - Помнишь, как мы впервые встретились?
- Конечно... - улыбнулась она. - Шнайзель высоко ценит мои способности, которые Вы разглядели во мне, но я не достойна такого внимания. Все, что мне нужно - это быть поближе к Ее Высочеству... Я счастлива уже оттого, что вижу ее!..
Асплунд вздохнул. "Бедная девочка... - подумал он. - Ну не могу же я сказать ей про Сузаку!.. Что мне делать? Ничего не понимаю в подобных вещах..."
- Что-то не так? - поинтересовалась Нина, увидев, что он изменился в лице.
- Да нет, не бери в голову! - натянуто улыбнулся он. - Я просто ушел в себя...
- Ну, как у вас дела? - подошла к ним Милли.
- Нормально, - ответил блондин, обрадовавшись, что нашел повод ускользнуть от неприятной темы. В самом деле, чем он мог помочь несчастно влюбленным?!

- Я вижу, что Вас что-то беспокоит... - встревоженно обратилась к нему голубоглазая, когда они остались наедине. - Это как-то связано с Куруруги?
"Когда это кончится?! - мысленно взвыл он. - Кошмар какой-то! Неужели нельзя говорить о другом?!"
- Эммм... Мисс Эшфорд, об этом сложно говорить... - замялся он.
- Почему? - вскинула бровь девушка.
- Ты умеешь хранить тайны?
- Да, - кивнула она.
- Он без памяти влюблен в принцессу Юфемию! Что ты на это скажешь?
- Боже... - ахнула она. - И давно это с ним?
- Несколько месяцев. Все очень серьезно, не думаю, что он когда-нибудь разлюбит ее... Да и она, похоже, неравнодушна к нему...
- Боже мой... - потрясенно повторила она. - Но ведь это может обернуться для них немалыми бедами!..
- Вот и я о том же! - горячо заговорил Ллойд. - Пока он еще держит себя в руках, но не факт, что так будет и дальше.
- Да, ситуация не из простых... - протянула та. - Но мы же никак не можем повлиять на это! Не надо себя накручивать! Сейчас ведь все хорошо...

Тем временем тот, о котором они говорили, не находил себе места, ожидая, когда Юфи наконец перестанут приглашать танцевать и сгорая от ревности. В этот вечер любимая казалась ему особенно прекрасной. Внезапно они на мгновение встретились глазами, когда она кружилась в изящных глиссадах со своим партнером, и тут ему опять показалось, что он знает, о чем, точнее, о ком она думает. Она покраснела, но не замедлилась и не убыстрилась в танце, медленно отвернувшись в другую сторону. "Да пропади все пропадом! - вдруг вспыхнула в голове Сузаку отчаянная мысль. - Пусть она смотрит только на меня! Слышишь, Юфи?!" Он не отрывал от принцессы глаз, и она чувствовала это. "Почему я смущаюсь? - подумала она. - Он ведь мой рыцарь! Но, с другой стороны, Корнелия наверняка тоже знает о чувствах Гилфорда... Интересно, что она к нему чувствует? Наверно, она считает, что эмоции в подобных отношениях должны быть на втором плане... Нет, здесь что-то другое! Ах, о чем я думаю!.."

Теперь Куруруги был уверен, что мысли Юфемии не являются секретом для него, - по крайней мере, сейчас. Сам не зная от чего, он улыбнулся. Увидев эту улыбку, девушка еще сильнее залилась краской, и он отвел глаза, тут же подумав: "Нет, какой же я все-таки идиот! Но Ллойд тоже хорош - строит из себя не пойми кого... Он не имеет права так поступать!" От этой мысли ему почему-то сразу стало намного легче. Между тем, розововолосая явно избегала его. Когда она, наконец, освободилась, он быстро пошел навстречу к ней, чтобы пригласить на танец, она, поколебавшись, отказалась.

- Но почему, Юфи?! - огорченно выговорил он. - Ты же обещала!..
- Прости, Сузаку, - потупилась она. - Мне не по себе... Наверно, я устала... Мне правда очень жаль! - добавила она, увидев, что юноша чуть ли не плачет, растерянно отступив от нее на шаг.
- Ничего, я понимаю... - Он попытался прикоснуться к ней, но она мягко отстранилась.
- Я тебе не нравлюсь? - еле слышно вырвалось у него.
- В каком смысле?.. - вздрогнула девушка. "Почему я так реагирую на такой простой вопрос? Что со мной?" - закружились в ее голове стремительные панические мысли. - Ты прекрасный рыцарь, и вообще, замечательный человек... Разве это так важно для тебя? "Ну зачем я это говорю? Может, и вправду влюбилась?.. Но разве это правильно?.."
- Да... - серьезно ответил он, и она прижала руку к груди, словно пытаясь хоть немного унять безумный стук своего сердца.

Он не решился говорить дальше. В самом деле, может, из-за его вопроса: "Ты любишь меня?" она бы возненавидела его, а он так не хотел терять эту иллюзию того, что между ними что-то есть... Пускай это всего лишь самообман, но он придает ему смысл жизни! У него никого не осталось, кроме нее. У него ничего нет, кроме этой лжи, что он выдумал для того, чтобы заполнить пустоту в душе. Он всегда был один, старался ни к кому не привязываться, поэтому и пошел в британские войска, чтобы ощущать себя кому-то нужным. Неважно, как к нему будут относиться. Может, его никто не будет любить, но он будет чувствовать, что его существование на этой земле не напрасно!.. Так он думал до встречи с Юфи. Она никогда не притворялась, всегда была сама собой, всегда смело говорила то, что думала. Он никогда бы так не смог, но с ней он первый раз по-настоящему почувствовал, что действительно может быть нужен ей - не потому, что он ее рыцарь, а просто потому, что и ей было хорошо с ним. С недавних пор он начал это понимать с небывалой остротой, и, несмотря на все, в его душе порой поднималась какая-то безумная, странная надежда. "А вдруг?.." - робко спрашивал внутренний голос, и ему становилось все труднее его прогнать, привести какие-то доводы в пользу того, что между ними ничего нет и быть не может, и с каждым разом они выходили все более жалкими и неубедительными, и он отчаянно хотел верить голосу сердца, что тянулось к сердцу возлюбленной с таким же удивительным, но достойным восхищения безумием, с каким мотылек летит на свечу, хотя и знает, что погибнет.
Сообщение отредактировал Mikaru-san - Пятница, 12 Июль 2013, 14:07
   
Форум » Code Geass: Lelouch of the Rebellion » Библиотека фанфиков » Жизнь без тебя (Мой фанфик по Code Geass)
Страница 1 из 11
Поиск:
Новый ответ
Имя:
Новое сообщение
Опции сообщения:
Код безопасности: